юный мымр

это дверь. стучитесь.

Тут находится  дневник профессионального читателя.
Книги я читаю с тех пор, как себя помню, а с некоторых пор я о них и пишу.   Все рецензии вы можете найти под тэгом Книги.
Не знаю, есть ли такая профессия - читатель, но так получилось, что в последнее время именно это и является моей работой. Я читаю книги и рассказываю о них людям.
еще один весьма распространенный тэг моего жж -  Данька. По нему вы можете почитать истории о самом удивительном создании, случившемся в моей жизни - о моем сыне.
Меня зовут Мариам, я живу в Мюнхене. Пока что. До этого жила в Ереване, до этого- в Москве.
Френжу только те журналы, которые мне действительно интересны. А интересны мне люди. Неинтересны: тесты и понатасканные из разных мест фотографии. Еще никогда не френжу нечитабельные журналы - это когда мелкие синие буковки на черном фоне.

Ваша Мымра.

P.S. Решила вывесить тут несколько интересных, на мой взгляд, постов не про книжки:
Человек без потолка
Возвращаясь на Родину
О разных работах, или как я не стала завскладом
К вопросу о том, можно ли принуждать детей к учебе
Отчет утопленника


 
монохромненько

Ушла совсем в фб.

Извините, друзья мои, что пропала и забросила совсем этот журнал. Я ушла в Фейсбук. Зовусь Mariam Hovnanyan, добавляйтесь туда.
монохромненько

Мои рецензии

монохромненько

Кен Фоллетт "Столетняя трилогия"

Фоллета нельзя назвать хорошим писателем - у него паршивый слог и бедный язык. Но сюжет закручивать он любит и к исторической достоверности относится с прилежностью бесталанного, но усердного ученика.
Посему читать его всегда интересно  - эстетического удовольствия не получишь, зато узнаешь много чего о той эпохе, за которую он на этот раз  взялся.
Вот что вы знаете о Первой мировой войне? Ну кроме пресловутого выстрела в Сараево? Почему она началась и кто ее зачинщик? С детства после довольно смутных уроков истории я была уверена, что во всем виноваты немцы. Однако оказывается, все было не так просто.  В первой книге трилогии, "Гибель гигантов" Фоллетт подробно и довольно близко к историческим источникам анализирует истоки Великой войны. Действие книги происходит одновременно в Англии, Уэльсе, Америке, Германии и России. Тут есть и любовные интриги и приключения, ибо кто бы смог проглотить такой увесистый, насыщенный историческими реалиями том всухомятку?
Второй том трилогии "Зима мира" посвящен периоду 30-50 годов. Он пока не переведен на русский, но опять таки, благодаря скудному языку Фоллета и коротким предложениям, прекрасно читается на английском.
Самое интересное, на мой взгляд, в романе - это описание предвоенного и военного Берлина. Мы плохо себе представляем, через какой ад прошли немцы того времени, которые осознавали, что страна идет не туда, которым приходилось шпионить на коммунистов, при том том что сами они, или их сыновья и друзья служили в немецкой армии. Насколько обреченными они себя чувствовали. С какими смешанными чувствами встречали они советскую армию в 45, не оставившую неизнасилованной практически ни одну женщину Берлина в возрасте от 8 до 60 лет.
Третий том трилогии выйдет на английском лишь в сентябре этого года, но я уже нетерпеливо потираю руки. 
монохромненько

Немецкие будни

Вылезла сегодня в Metzgerei, то бишь к мяснику за мясом. Обнаружила, что у мясника продают кофе, взяла стаканчик и по случаю теплого солнечного денька села в маленьком парке пить кофе. Не успела закурить, как подходит мелкий небритый мужичок и просит сигарету. Ну я не жадная, даю. Мужичок решает, что за сигарету он должен меня развлекать, садится рядом и рассказывает историю своей жизни.
В Германии 25 лет, хотя говорит на довольно ломаном немецком. Араб откуда-то с Африки. Жена, двое детей. Снимает пять лет квартиру у того же крупного арендодателя, что и мы - офис арендодателя как раз рядом с парком, где я сидела. Он ходил к ним с просьбой предоставить новое жилье, потому что старое маленькое и холодное. Я говорю, так новое жилье и стоит дороже небось. А это ничего, говорит, мне все равно государство доплачивает, я всего 300 евро плачу. Я, говорит, таксистом работаю, 1500 зарабатываю, как же я иначе за квартиру платить буду? А они, гады, не дают мне хорошую квартиру, потому что выгнать меня потом никогда не смогут. (По немецкому закону выставить квартиросъемщика с детьми практически невозможно). А за отопление, говорит, платим больше 1000 в год!  Вот вы, говорит, сколько платите? Я говорю, мы предоплачиваем 95 евро в месяц, но сколько используем не знаю, счет еще не пришел. Но у нас очень теплый дом, пассив-хаус, отопление включали раз пять за всю зиму, так что думаю, нам вернут кучу денег. Как это - теплый дом - спрашивает. Ну тепло говорю, от солнца согревается квартира, даже спим с открытыми окнами. Тут мужичок наконец понимает, чем он может мне реально отплатить за перекур:
слушай сюда, говорит. Берешь ребенка своего, ведешь к врачу. Говоришь, что ему очень плохо, потому что дома жарко! Требуешь врача написать справку. Потом с этой справкой приходишь к арендодателю и требуешь денег!!!! Много денег!!!!
Я говорю - да нет, у нас все в порядке. И не так жарко и ребенок вполне здоров.
- Ты, говорит, сколько лет в Германии?
- Год, говорю, ровно.
- надо же, а говоришь хорошо. А вот как тут жить, пока не знаешь.
монохромненько

Нэнси Хьюстон "Линии разлома"

Сто лет не писала рецензий, а тут что-то захотелось. И не потому, что книга была сильно хорошая -бывали и получше, просто как-то тронула.
Самое интересное в этой книге это ее структура -события рассказываются четырьмя шестилетними детьми, от настоящего к прошлому. Первый рассказчик - американский мальчик Сол -настоящий ребенок-монстр, отталкивающий, чересчур умный и донельзя избалованный идиоткой-матерью. Давно никто меня так не бесил, как эта мамаша- самый отвратительный вид мамаш - из тех, что точно знают, что лучше всего для их детей и с полной уверенностью в своей правоте их уродуют.
потом следует отец Сола, потом бабушка и прабабушка. История сложная и запутанная, и самое лучшее в ней то, что узнаешь ее так же, как узнаешь обычные истории из жизни - знаешь, в общем-то конец, но не знаешь начала и чем больше копаешься в истоках, тем более понятен тебе становится конец и начинаешь вспоминать то, что в общем-то знал с самого начала, но чему не придал значения. Книгу придется в процессе много раз перелистывать назад и заново перечитывать.
В целом книга напомнила чем-то Фоера и Краусс, хотя увы, богатым языком Нэнси Хьюстон похвастаться не может.  И с туалетной физиологией у нее явный перебор, но прочитать все равно стоит. 
монохромненько

Прага

Красные крыши и мощеные мостовые. А вверху, над всем - башня Святого Вита. Пройти по широкому Карлову мосту, на который ушло шесть с половиной веков назад не счесть, сколько яиц. Таинственная Злата улочка, где держал Рудольф II своих алхимиков, где жили Кеплер и сам Джон Ди (не соврал же Майринк). Еврейский квартал, где среди тесных скобочившихся камней есть могила Рабби Лева, того самого, о котором опять таки не мог соврать Майринк, и могила Мордехая Мейзла, о котором писал только чистую правду Лео Перуц.
Все хорошие книги - не врут. Все, что в них описано - было. Так говорю я своему сыну и он верит мне так же, как и верит в деда Мороза и в Зубную фею. И я тоже верю. Я верю, что она такая и будет - Прага моих грез, город, видимый мной как наяву с 10 лет, с тех пор, как я открыла для себя Алоиса Ирасека и его "Старинные чешские сказания". Знаете, что случилось с глупым королем Вацлавом, разрушившим почти до основания башню Святого Вита, после предсказания астролога о том, что он умрет перед этой башней? Он умер до того, как башня была разрушена, и предсказание сбылось.
А потом был Перуц с его волшебными "Ночами под каменным мостом", Майринк с "Големом" и "Ангелом западного окна". Город обретал форму, наполнялся жителями, дышал, но все еще был нестерпимо далек.
В пятницу я окажусь в Праге. Всего 4,5 часа на автобусе и вот он, город с красными крышами, каменным мостом и башней, которую не разрушить ни одному глупому королю.
Модели.обоя.рф - Фото моделейwidt="900" />
монохромненько

Schweinebraten

brate.n-1JPG
Классический немецкий Швайнебратен (то есть свиное жаркое) я пробовала в Хофбройхаузе и Августинере. В Хофброе было чуть вкуснее, в Августинере соуса многовато и вообще блюдо напоминает суп. Да и классический гарнир в виде теннисных мячиков из картошки не добавляет аппетитности - безвкусная клейкая дрянь, лучше бы пюре картофельное давали. В общем, решила я это самое блюдо приготовить. Прочла штук сто рецептов на немецком языке - все разные, но почти во всех мясо не маринуется, просто обжаривается на сильном огне, ставится на противень с водой и овощами и тушится много часов в духовке. В общем, я так сделала. Получилось, как и ожидалось, неинтересно и жестковато. Что и требовалось доказать. Во второй раз я решила отойти от классической немецкой кухни и поступить со свининой так, как требует того моя совесть и приобретенный жизненный опыт - я обсушила полотенцем кусок шеи без кости, нашпиговала его чесноком и морковкой, обмазала горчицей (баварской, чего уж там. Другой не было), красным острым перцем, паприкой,, свежемолотым черным, солью, завернула во много слоев фольги (лучше в рукав, но у меня не было) и засунула в холодильник на два дня. А сегодня достала сверточек и отправила в духовку на 160 градусов. Через часа этак 2,5 порубила корень петрушки, корень сельдерея, лук, морковку, добавила несколько долек чеснока, черный перец горошком, посолила. Избавилась от фольги (это самая сложная часть процесса, потому берите рукав!), положила свинину обратно в глубокий противень, добавила туда овощи и воды налила. И все это еще на часа полтора-два в духовку. За 40 минут до готовности добавить очищенные клубни картошки.
Потом, начинаются пляски вокруг мяса- его надо вытащить, картошку тоже, соус процедить, отжать овощи, перелить соус в банку и снять ложкой сверху весь жир, потом вернуть в кастрюльку, довести до кипения, добавить воду с мукой, чтобы чуть загустел. И все, можно подавать!
Фотограф из меня хреновый, но поверьте на слово - это вкуснее, чем в классических немецких пивных. Разве что, в следующий раз еще и меду добавлю к горчице.
braten-2
монохромненько

Unsere Mütter, unsere Väter

Посмотрела немецкий фильм "Наши матери, наши отцы". Под сильным впечатлением. Оставим в стороне вопрос, были ли украинские бригады СС (а они были), ненавидели ли поляки евреев и уничтожали ли их наравне с немцами (а они уничтожали, даже начали раньше, до прихода в Польшу немцев) и насиловали ли советские войска немецких девушек (есть много свидетельств, что насиловали, и было бы странно, если бы нет - война есть война и солдаты есть солдаты).
Вы когда-нибудь задумывались, каково быть солдатом армии, сражающейся за неправое дело? Конечно, запудривание мозгов было сильным, вначале всем казалось, что дело правое, что они освободительная армия, несущая свет и свободу. Но потом? В этом фильме показан истинный, самый настоящий ад - понимать, что твоя страна захватчик, что война проиграна, и  что даже если ты и смел и храбр, ты не герой, а убийца. Мне кажется, это даже больший ад, чем в Освенциме - там хотя бы можно было умереть человеком, не ненавидя и презирая себя. Интересно, что ад этот доступен только тем, кто понимал, что он делает, другие, зараженные пропагандой до мозга костей, таких мук испытывать не могли.
А с другой стороны, что бы с ними со всеми было, если бы они выиграли эту войну?
Фильм хороший, посмотрите. 
монохромненько

Колыбельная в день 24 апреля

Originally posted by greenarine at Колыбельная в день 24 апреля
-Она прожила восемьдесят лет, тридцать три из которых - с проломленной головой. Высокая была, зеленоглазая. Волос каштановый, густой, с медно-рыжим отливом. Когда причёсывалась, аккуратно водила пальцами по тому месту на затылке, где под кожей ходила кость

-Пап, что ты такое говоришь? Как можно жить с проломленной головой?

-Но ведь жила. Нигде подолгу не задерживалась. У неё вещей-то было, раз-два – и обчёлся. Соберёт в котомку, и ходит по домам родственников. В одном городе поживёт, потом в другом. К нам приезжала часто. Спала только на полу, просила постелить ближе к окну. Чтобы если что - убежать, объясняла. Ела очень мало, возьмёт кусок хлеба, разломит пополам, половину съест, другую половину спрячет в карман. Вот и вся еда. Никогда не глядела в глаза. Лезешь к ней с расспросами, она молча обнимает тебя и смотрит за спину

-Рассказывала что-то?

-Ничего не рассказывала. Я маленький был, глупый. Говорю – нани, помнишь своего сына? Она морщится, водит рукой по лбу. Не было у меня сына, говорит. Ну как же так, упорствую я, твой сын – это мой дед, Арутюн Абгарян. Его на твоих глазах зарубили ятаганами. А тебе голову проломили прикладом

-Ну почему ты так с ней?

-Мне всего десять лет было, дочка. Хотя и это, боюсь, не оправдывает меня

-А она?

-А она ничего не помнила. Так и прожила всю жизнь в страхе. Нигде подолгу не задерживалась. Не привязывалась к людям, не доверяла домам. Всё ждала, что сейчас начнут ломиться в дверь. Каждый вечер, укладываясь спать, собирала вещи в котомку. Во сне часто пела и плакала

-Что пела?

-Колыбельную

-Пап?

-Я не плачу, дочка. И ты не плачь. Просто помни.

Помню.